В поисках вымышленного царства

Тема в разделе "Вести Малаховки", создана пользователем fl0cky, 1 ноя 2017.

  1. fl0cky

    fl0cky Administrator Команда форума

    [​IMG]…С одной стороны – навал новой литературы (очень разного качества) и безбрежный поток информации, с другой стороны – неизбывная тоска по чему-то в прошлом, но по-настоящему стоящему в изящной словесности, прошедшему мимо многих из нас. И так хочется вернуть прекрасное мгновенье былого очарования! Хоть ненадолго…
    Вот уж лет тридцать я под впечатлением от книги Льва Гумилёва «В поисках вымышленного царства» и не могу не поделиться своим восторгом. Как жаль, что дети наши и внуки лишены радости общения с ней (в силу той же информационной избыточности). Этой книги нет на моей полке, что огорчает. К счастью, интернет даёт возможность перечитать её ещё раз.
    Но прежде несколько слов об авторе. Лев Николаевич Гумилёв, учёный историк в широком смысле слова (то есть археолог, этнограф, геолог, географ и проч.), сын родителей знаменитых и печально известных: поэта Николая Гумилёва в 1921-м расстреляли за участие якобы в контрреволюционном заговоре, жизнь матери, Анны Ахматовой, в советскую эпоху была, мягко говоря, драматичной. Но это отдельная песня. Льва Николаевича и самого не минула чаша сия: как он грустно шутил, первый раз сидел за отца, второй раз – за мать. Хотя, строго говоря, «за мать» он сидел в четвёртый раз, всерьёз и надолго. Кстати, именно тогда, в лагере, он и создал свою знаменитую теорию пассионарности. И позже подарил нам «Древнюю Русь и Великую степь».
    Да уж, он мог вслед за Ньютоном сказать о себе, что видел дальше других, потому что стоял на плечах гигантов.
    «Книга, предлагаемая вниманию читателей, не укладывается ни в один из принятых в современной научной литературе жанров. Её нельзя назвать научно-популярным очерком в полном смысле слова, несмотря на то, что написана она в популярной форме и рассчитана на широкий круг читателей, – сказано в предисловии. – На первый взгляд, речь идёт о разборе исторического курьеза, каковым и было царство пресвитера Иоанна. Но за этим курьёзом скрывалась целая эпоха в истории кочевых народов Центральной Азии, полная важных и драматических событий, результаты которых оказали огромное влияние на весь ход всемирной истории».
    И в этом убеждаешься с первых же страниц. О, этот учёный трактат даст фору любой беллетристике! Автор проводит нас по лабиринтам истории с географией, точно играючи, и сам развлекается при этом. В поисках вымышленного царства он водит нас по местам исторически реальным, о которых мы ничего не знаем и даже слыхом не слыхивали. И всё это захватывающе любопытно и познавательно.
    Уже сама методика исследования предмета с трёх уровней - взгляда из мышиной норы, взгляда с холма и затем с высоты птичьего полёта, всё более расширяющих горизонт, – настоящее открытие в методологии исторического познания.
    Итак, слово Льву Гумилёву.
    «Когда возникает интерес к какому-либо предмету, когда хочется узнать о нём всё: и что он собой представляет, и как он связан со своим окружением, и какое он имеет значение для меня и моих современников, – то прежде всего ищешь книгу, желательно одну, где бы всё это было описано. Надеешься, что прочтя её, обретёшь покой и сможешь перейти к очередным делам, до тех пор, пока демон любознательности не вцепится снова в сердце.
    И вот, признаюсь, мне безумно захотелось узнать, как в пустынных степях Монголии внезапно возникла могучая империя Чингисхана, которая через 100 лет так же быстро развалилась. Конечно, я тут же бросился искать книгу, и каково же было мое разочарование: книг оказалось больше, чем я мог бы за всю жизнь прочесть, а ответа на вопрос так-таки и не было…
    …Но прежде чем излагать историю страны или народа, надо увидеть её самому, а смотреть тоже можно по-разному: с птичьего полета, с вершины холма, из мышиной норы. В каждом случае мы что-то заметим, а что-то упустим, совместить все три уровня рассмотрения невозможно. Следовательно, приходится выбирать тот, который нам нужен в данный момент»…
    Понимаю, пересказ и цитирование, даже избранных мест, не могут дать полного представления о книге и не заменят полноценного внимательного чтения (как пересказ пьесы не заменит увиденного спектакля), но всё же рискну. Долгое общение с умным, эрудированным собеседником (книгой или циклом лекций) непременно несёт эффект воспитательный и образовательный, но происходит этот процесс медленно. Эта же книга буквально взорвала устоявшиеся представления о прошлом, о нашей Древней Руси, в частности. Прямо начиная с эпиграфа:
    «Братскому монгольскому народу посвящаю. Автор»
    Это написано в пору прочного господства теории (и поныне бытующей) о жестоком монголо-татарском иге на Руси и, понятно, не могло понравиться армии историографов. Но бог с ними, пусть оспаривают, доказывая свою правоту, – камень брошен, круги по воде пошли. В любом случае, версия Гумилёва о тесных союзах монгольских ханов с русскими князьями против других князей русских (междоусобица же), о родственных связях, в частности, о замужестве монгольских принцесс турандот за княжичами (когда свита-охрана принцесс вливалась в княжью дружину), как и наоборот, – вполне себе доказательна…
    Должны ли мы верить ему? Это дело вкуса каждого читателя. Гумилёв умеет доказать свою точку зрения, и если она расходится с общепризнанной концепцией, тем хуже для той концепции.
    «Факты, отслоенные от источника критикой, редко позволяют уяснить ход событий, потому что всегда многие важные события в источниках бывают опущены, а незначительные выпячены. Примером может служить Ветхий завет Библии. Читая только его, невозможно усомниться в том, что вся история Ближнего Востока в первом тысячелетии до нашей эры вращалась вокруг Израиля и Иудеи. На самом же деле, как мы теперь хорошо знаем, Израиль и Иудея были захолустьями ближневосточного мира, исторические судьбы которого в эпоху определялись совсем другими народами и государствами...»
    А вот с чего начинается сей исторический детектив, завязка для исследователя Гумилёва, ищущего ответа на свои вопросы.
    «В 1145 г. в Западной, романо-германской, феодальной и католической Европе распространился слух, потрясший воображение королей и прелатов, рыцарей и купцов, благородных дам и прекрасных куртизанок, грубых провинциальных баронов и моряков средиземноморских флотов Генуи, Венеции и Пизы – словом, всех, имевших хотя бы косвенное отношение к подготовлявшемуся тогда второму крестовому походу…»
    Речь идёт о существовании на востоке Азии, восточнее Ирана, чуть ли не в пустыне Гоби, обширного христианского царства. Легко разоблачив эту средневековую фальшивку, Гумилёв двинулся дальше (увлекая нас за собой), проводя через калейдоскоп племён и верований: хазарский каганат и уйгуры, несториане и манихеи, война киданей с чжурчженями (и вообще куча племён, воюющих друг с другом), очень много о возвышении и упадке китайских империй. В пробежку буквально – просто чтоб мы знали об их существовании… И вот ещё:
    «Историческая судьба народности (этноса), являющаяся результатом её хозяйственной деятельности, не определяется, но связана с динамическим состоянием вмещающего ландшафта. Это не географический детерминизм, а историческая география, необходимая нам не для философских построений, а, с одной стороны, для того, чтобы восполнять пробелы аутентичных источников, а с другой – чтобы уличать их во лжи, в той самой лжи, из которой мы надеемся отжать правду».
    Вот задача задач, которую ставит перед собой автор и с блеском решает в процессе. Поднявшись на высоту птичьего полёта и настроив окуляр «историоскопа» на удаление в несколько веков, он сумел отследить периоды усыхания и увлажнения Степи.
    «Нетрудно понять, какую огромную роль в истории кочевников Евразии играли подобные изменения климата степей. Скот не может жить без травы, трава – расти без воды, а кочевники – существовать без скота. Следовательно, все они составляют единую систему, в которой ключевым звеном является вода. При долговременной засухе пустыня Гоби наползает на степи, расширяется и становится труднопроходимым барьером между равнинами Ордоса и долинами Орхона, Онона и Селенги. При повышенном увлажнении переходит в наступление растительность. Она движется на пустыню и с юга и с севера, а вслед за травой идут дикие копытные, затем овцы, коровы и лошади, несущие всадников. А эти последние создают воинственные орды и могучие кочевые державы».
    Вот вам и ответ на вопрос: откуда взялась (и куда исчезла) могучая империя Чингизидов. Не найдя нужной книги, он её написал. И подарил нам.
    Но сказанное – лишь преамбула к основной теме «трактата». Захватывающую историю объединения кочевников – монголов и татар – под эгидой Чингисхана, их войны с теми же кара-киданями и завоевания соседних территорий – в продолжении книги Льва Гумилёва, которую каждый желающий, не поленившись, прочтёт и сам.
    В.Антонов
    Из материалов газеты "Малаховский вестник".
     

Поделиться этой страницей