С Верой в лучшее

Тема в разделе "Вести Малаховки", создана пользователем fl0cky, 13 июн 2017.

  1. fl0cky

    fl0cky Administrator Команда форума

    [​IMG]Как много ещё неизвестных героев, не учтённых официальной статистикой ветеранов, жизненных историй, связанных с трагическими годами Великой Отечественной войны! За каждой рассказанной историей - боль, слёзы, тяжёлый труд, голод и постоянный страх за своих близких. И всё же сквозь эти повествования пробивается юность восприятия, маленькие и большие человеческие победы и любовь, которая помогала выстоять даже перед лицом смерти. Они были очень молоды — те, кому волею судьбы пришлось забыть о мирной счастливой жизни, встать на защиту нашей Родины и восстанавливать её из руин в послевоенное время. Своими воспоминаниями и бесценными свидетельствами прошлого поделилась с нашей газетой ветеран Великой Отечественной войны Вера Николаевна Чекмарёва, жительница Малаховки с 1946 года.
    Вера Николаевна Чекмарёва (в девичестве Большакова) родилась в деревне Карабаниха Макарьевского района Костромской области в 1924 году. Окончила семилетку, мечтала поступить в педагогическое училище. Аттестат об окончании школы получила 13 июня 41-го. А дальше началась война. Всего-то чуть больше недели - и мирная жизнь закончилась, а вместе с нею и планы, надежды, мечтания...
    По деревням и сёлам провели мобилизацию, забрали всех, кто мог работать. Угнали на лесоповал женщин, девушек. «Чтобы спилить огромную сосну, нужно было снег раскопать чуть ли не по пояс. Потом подрубать, багром тянуть, чтоб на людей не упала и не придавила - бывали случаи... Потом ещё ветки обрубить. А мы ж девчонки! Тяжело было. Потом послали нас копать окопы и противотанковые рвы под Кинешмой, - вспоминает Вера Николаевна. - До Юрьевца шли 60 километров пешком. Валенки у меня были худые, все ноги в кровь стёрла. Кто поумнее был, лапти брали, сено подкладывали для тепла, в них - онучи. Вечером кто-то увидел мои ноги. Дали переобуться. Так уж от Юрьевца до Кинешмы больше ста километров шли». Когда немцы стали отступать, некоторые женщины убегали домой, ведь там дети остались. А Вере сказали: «Попробуй убеги! У тебя там отец, сразу его из-за тебя посадят». Когда работы были закончены, всех распустили по домам.
    Вернулись измождённые, голодные. Но чуть пришли в себя, стали искать работу. Просто так карточки не давали. Пятеро девушек из деревни пошли в ремесленное училище, работали токарями, делали мины. Работа была тяжёлой, но они были молоды, терпели, справлялись. Так два года учились и работали в четыре смены. А в 1944-м приехал посыльный (ни должности, ни имени его Вера Николаевна не помнит) и отобрал 40 человек из ремесленного училища — литейщиков, токарей и других — для восстановления электростанции в Ленинграде. Эта электростанция давала одну треть всей энергии городу. В условиях разрухи и опустошения после блокады восстановить подачу электричества было жизненно необходимо. Но бригаду девушек жестоко обманули. По прибытии в Ленинград их попросту бросили. Без документов и денег они три дня скитались по полуразрушенному незнакомому городу, шарахаясь от огромных крыс. Куда пропал посыльный с деньгами, предназначенными для обустройства на новом месте целой бригады, никто не знал. Потом девушек переправили в Шлиссельбургскую крепость и далее в Невскую Дубровку, где предстояла работа по восстановлению электростанции. Здесь совсем недавно шли тяжёлые бои. Вера Николаевна вспоминает, что ещё долго слышны были выстрелы и залпы орудий. Была уже глубокая осень, холодно и сыро. В Невской Дубровке разбили брезентовые палатки, внутри соорудили нары и поставили станки. «Станки привезли американские, мы их боялись сначала. Потом освоились». Всю зиму девушки вытачивали мины в этих палатках. Жили там же, в палатках, а мужчины в землянках. Весной 45-го стали поступать стройматериалы из Финляндии, из них построили бараки — это было уже что-то похожее на дома.
    Несмотря на тяжелейшие условия, все понимали, что их работа необходима, не теряли присутствия духа — пели песни и верили в лучшее. Жили в земле, постоянно страдали от холода, не доедали, не мылись. Но как запоют «Кострому» или «Огонёк», так теплее становилось на сердце. «Бывало, совсем тяжело станет, повариха кричит: «Девки, пойте! Ещё полчерпака супу долью!» И мы пели от души», - делится Вера Николаевна.
    Весной 45-го перебросили на подмогу мужчин. Они тоже были молоды, многие после тяжёлых ранений. А тут такие молоденькие и красивые девчонки, а как поют! Начали ухаживать. Все три Веры (неразлучные подружки из Костромской области) вышли там замуж. Прямо в 45-м. «Кто постарше, нам говорил: «Дуры-девки! Они ж вас бросят. У них же жёны есть!» Но, слава Богу, жили все хорошо, дружно», - улыбается наша героиня. День Победы она помнит отчётливо: «Когда сообщили по радио, все замолчали на несколько секунд. А потом взрыв радости, крики, шум. На улице началась пальба, стреляли всю ночь. Такой вот салют получился». Это была та самая, долгожданная Победа. И она сулила возродить отложенные на четыре года мирные планы и мечты...
    В 46-м году у Веры Николаевны родилась старшая дочка Таня. Условия жизни под Ленинградом по-прежнему были очень тяжёлыми. Не хватало даже самого необходимого. Пеленали детей в тряпки, в халатики заворачивали. Соседки помогали, чем могли. Вокруг города ещё взрывались мины, возвращались домой немногие уцелевшие солдаты, было голодно и трудно, но жить хотелось, и жизнь была. В том же году девичью бригаду сменили у станков военнопленные - наши, которых освободили из немецких тюрем и лагерей. Им не доверяли, на работы водили под охраной. Вера Николаевна с мужем Иваном Васильевичем Чекмарёвым и десятимесячной дочкой на руках решили покинуть Ленинград и переехали в Малаховку, к друзьям мужа. В Малаховке сразу по прибытии у Ивана Васильевича украли документы. Пришлось восстанавливать - без документов ни работы не найти, ни продовольственных карточек не получить. «Пять лет в сарае жили у незнакомой бабушки, - рассказывает Вера Николаевна. - Хорошая была хозяйка. Жили впятером, уже трое детей было. Напротив, там где сейчас клуб «Шахтёр», была баня. Мы туда мыться ходили».
    Вера Николаевна отчётливо помнит то место, где потом построили завод МЭЗ. Там было сплошное болото. Муж её устроился в пожарное депо, которое находилось на месте сегодняшней пожарной станции. Между дежурствами он подрабатывал грузчиком. А в 1950-м построили уже новое депо. Там Иван Васильевич и проработал всю жизнь. Только в начале пятидесятых семейству Чекмарёвых дали комнату - 10 метров. В этой комнате поселилась вся их большая семья: Вера Николаевна с мужем, приёмный сын (от первого брака мужа), своих трое детей.
    Жизнь приготовила нашей героине много тяжких испытаний. Младший сын Володя в 17 лет умер от тяжёлого гриппа в 1970-м. Хоронили его четырьмя школами — так все любили этого весёлого и доброго паренька, девочки рыдали. А старший сын погиб уже взрослым — попал под поезд. Да и у дочерей судьба сложилась непросто. Но Вера Николаевна выстояла — и тогда, в Ленинграде, вытачивая замёрзшими руками снаряды, и потом, выполняя тяжёлую мужскую работу, и на протяжении всей жизни, теряя близких и друзей.
    Она всегда трудилась, не жалея себя. С 60-го года, как дети подросли, работала на заводе МЭЗ. Её уважали и ценили сослуживцы, она избиралась депутатом. От завода в 65-м получила квартиру (трёшку) в доме №8. Вспоминает, что первые кварталы МЭЗа жили очень дружно, по-соседски — помогали друг другу, сообща решали проблемы. Вместе и работали, и жили, и детей растили, и посёлок обустраивали. Хорошо помнит директора завода Еленкина, который очень помогал своим работникам. Рассказывает, как собирались большими компаниями от завода и отмечали праздники, выезжали на природу. По этому чувству локтя и добрососедства Вера Николаевна особенно тоскует сегодня. Многих своих соседей она теперь не знает: люди меняются, живут обособленно, в свою жизнь чужих не пускают. И хотя она не обделена вниманием близких (всё же три внука, зять помогает и правнуки имеются), но неприветливость соседей её ранит. Она бережно хранит воспоминания о событиях и людях, которых встречала на своём жизненном пути. И множество фотографий в памятном альбоме сопровождает подробными рассказами — кто кем работал, какие имел достижения, кто с кем дружил. Обо всех говорит: «Такой хороший человек был!» Никого дурным словом не поминает. Многие из тех, кто улыбается со страниц фотоальбома, давно уже умерли. Но здесь, в маленькой чистой кухне, они появляются вновь, в воспоминаниях ветерана войны Веры Николаевны Чекмарёвой. Рассказывая о друзьях-товарищах, она улыбается. И взгляд её по-прежнему светел и глубок. Она и сегодня, в свои девяносто два года, стремится помогать окружающим и не может сидеть без дела.
    Спасибо Вам, Вера Николаевна, за пример мужества и стойкости, доброту сердца и веру в лучшее!
    Т.Антонова
    Из материалов газеты "Малаховский вестник".
     

Поделиться этой страницей